Принудительное изъятие

В связи с тем что руководитель ООО «С» и главный бухгалтер отказались предоставлять для ознакомления требуемую им документацию, начальник УНП Б. дал указание провести изъятие необходимых документов на основании постановления о проведении обследования помещений. По прибытии в ООО «С» сотрудниками УНП было предъявлено это постановление, и в связи с отказом представить требуемую документацию изъятие было произведено принудительно.

Так, опрошенный З., специалист-ревизор ОДП и РУНП, пояснил, что 27 декабря 2005 г. совместно с другими работниками прибыл в ООО «С». Его коллеги предъявили постановление сотрудникам бухгалтерии, которые подписывать его отказались, сославшись на неуполномоченность, что и было отражено в протоколе изъятия. После чего им и З. были собраны документы по финансово-хозяйственной деятельности ООО «С».

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Главный бухгалтер ООО «С» Г. подтвердила пояснения З., дополнив их более подробными данными о выражении своего несогласия с изъятием документации и тем, что в ходе обследования сотрудниками УНП в том же порядке, то есть без получения согласия, вскрывались плательные шкафы, осматривались личные вещи, кабинеты и т.д.

Обыск или обследование помещений

Результаты проверки дают все основания считать, что сотрудниками УНП в связи с решением их руководителя Б. было произведено не оперативно-розыскное мероприятие — обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, а по своей сути два обыска.

Этот вывод вытекает из следующего. Опрошенный в ходе проверки начальник УНП Б. обосновал так свою позицию относительно законности проведенных по его указанию мероприятий. Постановлением о проведении обследования помещений он дал указания провести ОРМ на основании ведомственного нормативного акта, в котором регламентируется порядок его проведения. При этом Б.

На вопрос, в соответствии с каким нормативным документом его сотрудники имели право изымать какую-либо документацию в ходе гласного обследования помещений, Б. ответил, что п. 16 ч. 1 ст. 11 Закона «О милиции» ее сотрудникам предоставлено право осуществлять оперативно-розыскную деятельность и на основании ч. 1 ст.

Изъятие объекта при проверке с последующим осмотром

Также начальник УНП сослался на Постановление ФАС Центрального округа от 30.11.04 по делу А-14-6065-2004/145/14, в соответствии с которым действия сотрудников УНП ГУВД Воронежской области были признаны правомерными. Данный довод начальника УНП является неуместным в связи с тем, что в России судебный прецедент не является источником права и в связи с тем, что именно такие действия или бездействия сотрудников милиции могут обжаловаться только в суды общей юрисдикции.

Предлагаем ознакомиться  Постановление Правительства РФ от 20 июня 2006 г. № 384 “Об утверждении Правил определения границ зон охраняемых объектов и согласования градостроительных регламентов для таких зон”

Кроме того, в указанном Постановлении ФАС ЦО имеется ссылка и на Постановление N 642 о проведении изъятия необходимых документов, решение о котором, видимо, было вынесено в соответствии с п. 25 ст. 11 Закона «О милиции» и в данном случае не исполнялось.

Таким образом, начальник УНП Б. считает, что в ходе гласного обследования помещений на основании разработанного им же постановления в рамках оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 25 ст. 11 Закона «О милиции» сотрудники милиции имеют право изымать необходимые документы по финансово-хозяйственной деятельности, в том числе и принудительно.

Вместе с тем необходимо признать, что ни одно из необходимых условий п. 25 ст. 11 Закона «О милиции», как-то:

  • вынесение постановления начальником УВД области или его заместителем,
  • требование о проведении обязательной проверки или ревизии в срок не более 30 дней,
  • опись изымаемых документов,
  • представление копии подлинных изъятых документов в течение 5 дней после изъятия — не соблюдено.

Соблюдение данных требований п. 25 ст. 11 ФЗ «О милиции» в данном случае сотрудниками УНП было невозможно, так как действовали они на основании постановления о проведении обследования помещений, вынесенного к тому же и незаконно в рамках оперативно-розыскной деятельности.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ходе гласного обследования помещений согласно внутриведомственному приказу МВД РФ какое-либо изъятие вообще не предусмотрено. Оно возможно только в случаях проведения негласного обследования, что прямо прописано в указанном приказе. Более того, в этом приказе четко определено, что результаты обследования оформляются (в данном конкретном случае) актом обследования, который в максимально допустимых пределах должен соответствовать процессуальному осмотру места происшествия.

Следовательно, в этом пункте приказа не говорится о составлении именно протокола обследования в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона и ст. 2, 10, 11 ФЗ «О милиции», как имело место в данном конкретном случае. Сотрудники УНП если и должны были каким-то образом оформить результаты гласного обследования, то никак не протоколом, а актом.

Даже приведенные выше нарушения закона в настоящее время исключают из числа возможных в будущем доказательств результаты проведенного оперативно-розыскного мероприятия — обследование помещений. Однако наряду с этим самое главное нарушение ФЗ «Об ОРД» заключается в следующем.

Законные основания отсутствуют

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств — это оперативный (непроцессуальный) осмотр жилых и служебных помещений, транспортных средств и других объектов в целях поиска следов преступной деятельности, орудий совершения преступления, разыскиваемых преступников, а также получения другой информации, необходимой для решения задач ОРД. Обследование может носить гласный и негласный характер.

Предлагаем ознакомиться  Как и когда можно получить деньги с сберкнижки умершего родственника

Гласное обследование осуществляется с согласия владельцев осматриваемых объектов. При зашифрованном обследовании оперативный работник имеет право скрывать истинную цель проводимого мероприятия, а также использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие его личность. Даже при таком обследовании обязательно согласие владельца объекта, а также участие представителя организации, от имени которой оно проводится. Таким образом, какие-либо принудительные меры по отношению к изъятию каких-либо предметов и документов в ходе обследования помещений невозможны.

Обследование помещений в отличие от обыска производится оперативными работниками без наличия возбужденного уголовного дела. Обследование и обыск представляют собой совершенно разные юридические действия, в силу чего при обследовании не могут использоваться методы выявления имущества, используемые при обыске, то есть принудительное, помимо воли граждан, изъятие чего-либо невозможно.

Согласно ч. 1 ст. 15 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» при проведении ОРМ изъятие предметов, материалов и сообщений допускается лишь в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы безопасности страны. Если такой угрозы нет, законные основания для изъятия отсутствуют.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

На практике лица, осуществляющие ОРД, при невозможности изъятия найденных материалов фотографируют их на месте обнаружения, производят видеозапись. Если к моменту начала расследования обнаружить и изъять подлинные материалы не удается, полученное их отображение, введенное в уголовный процесс по правилам, предусмотренным УПК РФ, может рассматриваться как производное вещественное доказательство.

Изъятые во время именно такого «силового» обследования, которое имело место в данном случае, помещений документы в соответствии со ст. 75 и 89 УПК РФ должны исключаться из числа доказательств, как полученные с нарушением закона. Таким образом, в результате проведенных двух обследований помещений были незаконно получены заранее недопустимые доказательства.

Представляется, что изъятие документов в соответствии со ст. 11 «О милиции» возможно при соблюдении следующих норм закона. Так, применение п. 25 ст. 11 ФЗ «О милиции» возможно только в тех случаях, когда сообщение о совершенном или подготавливаемом преступлении зарегистрировано в КУСПе и эта проверка проводится в рамках ст. 144 и 145 УПК РФ.

Из части первой ст. 144 УПК РФ видно, что орган дознания, то есть милиция, при проверке сообщения о преступлении вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов. Данное положение и было реализовано сотрудниками УНП путем привлечения ревизоров, которые в дальнейшем и будут проводить документальную проверку.

Предлагаем ознакомиться  Верховный суд жилищные споры

Подтверждением того, что проверочные мероприятия, предусмотренные п. 25 ст. 11, могут проводиться только в рамках уголовно-процессуального закона, служит и тот факт, что в ранее действовавшей редакции п. 25 именно фраза «в пределах сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об административных правонарушениях для проверки сведений о совершенном либо готовящемся преступлении или совершенном административном правонарушении» была заменена фразой «в срок не более тридцати дней». То есть положения Закона «О милиции» были приведены в соответствие с положениями УПК РФ.

Этот вывод вытекает из того, что в п. 25 ст. 11 четко определено, что изъятие необходимых документов возможно только «в целях установления оснований для возбуждения уголовного дела». Эти положения ФЗ «О милиции» полностью согласуются с возможностью проведения процессуальных документальных проверок и ревизий именно в течение 30 суток, то есть как и в п. 25 ст. 11 ФЗ «О милиции».

В случае же непредставления необходимых документов Законом под угрозой привлечения к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП установлена ответственность. Именно этой нормой и следовало руководствоваться сотрудникам УНП в случае отказа от представления каких-либо документов для изучения.

Наша позиция

Сотрудникам милиции действительно предоставлено право изымать бухгалтерскую документацию в соответствии с п. 25 ст. 11 ФЗ «О милиции».

Такое изъятие должно проводиться не в рамках ФЗ «Об ОРД», а в рамках упомянутого Закона, то есть при условии, что уполномоченный орган располагает информацией о совершенном экономическом преступлении, должна идти регистрация в КУСПе, одновременно выноситься постановление в соответствии с п. 25 ст. 11 ФЗ «О милиции», далее производится изъятие нужных документов, после этого назначается документальная проверка, которая должна быть проведена в течение 30 суток. После всего этого необходимо принять решение о возбуждении уголовного дела или отказе в таковом в соответствии с положениями УПК РФ.

Считаю, что только в этом случае будет соблюден закон.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Тогда, когда изъятие документов происходит в рамках Закона «Об ОРД», такие действия сотрудников милиции даже не подлежат обжалованию, так как предмет обжалования предпринимателю никто на руки не выдаст. По сути, бухгалтерская документация может находиться у них неограниченное время, вплоть до одного года, фактически на законных основаниях, так как подобного рода действия они проводят в рамках дел оперативного учета.